Системные технологии
Воскресенье, 19.11.2017, 17:22
Меню сайта

Категории раздела
Мои статьи [12]

Поиск

Вход на сайт

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Мои статьи

    Романов Н. Топология глобальных проблем современности

                                   

    Весь мир охвачен волнами глобального транзита: грузо- и пассажиро-потоков, скоординированных логистическими схемами; финансовых потоков, зависящих от биржевых операций; информационных потоков, воспроизводящих мировой «порядок хаоса» в многомерном пространстве планетарной коммуникации, содержащем в себе обобщенную картину мира, в которой, по выражению Хайдеггера, «мир выступает как обозначение сущего в целом». Все это видится как тотальный «блокчейн», пронизывающий каждую сферу производства, политики, науки и культуры и, конечно же, личной жизни человека. Но именно человек уже не в состоянии воспринять и понять всю сложность нависающих над его сознанием глобальных про-блем современности (ГПС), которые сжимают (именно сжимают «жизненный мир» людей до критических границ их жизнеобитания, где еще сохраняются приемлемые параметры функционирования социума). Обратил на этот факт внимание и Мак-Люэн, теоретик коммуникационных технологий, с точки зрения глобальной коммуникации. Если в механический век в пространство проецировались телесные органы человека, то в электронный век наружу выводится нервная система, поглощающая, распространяясь в планетарном масштабе, пространство и время. Мгновенность передачи информации изменяет масштабы событийности и, следовательно, человеческого интереса: происходит переключение с внешних количественных целей на внутренние качественные. Реакция снова становится мгновенной, возникает состояние всеобщей включенности. По мнению Мак-Люэна, таким образом возникает эффект «имплозии» - «взрывного» сжатия пространства, времени и информации (сливаются воедино отрасли знания, мысль с чувством, сознание с реальностью). Но и остальные ГПС, действуя своими специфическими механизмами, оставляют все меньше жизненного пространства, где бы не наблюдалась их трансгрессия: военные конфликты, разгораясь с новой силой, охватывают целые регионы, порождая потоки беженцев и иммигран-тов на мирные территории; эпидемии уже невозможно локализовать в очагах их возникновения; экологические катастрофы отнимают благодатные для жизни целые ареалы; ресурсные истощения оставляют за собой безжизненные пространства; революции всех цветов и оттенков проникают даже в относительно стабильные общества, а терроризм, не зная границ, стал глобальной  угрозой, повсеместно лишая людей чувства защищенности. Климатические изменения и демографический взрыв ставят вопрос о нелокальном управлении процессами удержания цивилизации в допустимых «пределах роста» (исследования Римского клуба). Особо хотелось бы сказать о ядерном оружии как наиболее мощном факторе «сжатия» (уничтожения!) «жизненного мира». Человечество, просуществовав 70 лет после Нагасаки и Хиросимы в латентном страхе возможности «Карибского кризиса», даже после катастроф на АЭС Чернобыля и Фукусимы, продолжает пребывать в состоянии безудержного потребительсва, тем самым как-бы заглушая внутренний ужас от того, что однажды…  ЭТО все же произойдет! Ныне Договор о нераспространении ядерного оружия утратил свое императивное значение для пороговых стран в условиях, когда мир уже по умолчанию готов к глобальной войне. Спусковой механизм таится как в ядерном терроризме (возможных атаках на ядерные объекты и не обязательно только на АЭС), так и в применении террористами ядерных зарядов малой мощности. Проблема здесь в том, что терроризм отнюдь не такой уже обособленный от легальных властных структур феномен, якобы действующий исключительно из своих внутренних побуждений будь-то политических или религиозных. Терроризм есть инструмент борьбы за господство над миром, который тайно инкорпорируется  в общеизвестные способы и методы ведения войн. Поэтому и не удивительно, что мы все чаще слышим политическую риторику о возможности ядерной войны. В таком случае речь уже идет не о «сжатии», а о коллапсе цивилизации. Чтобы исследовать такого рода угрозу, общепринятых расчетов рисков, сценарных (теоретико-игровых) вариантов развития событий и приемлемого ущерба явно не достаточно, если точнее, тут количественные соотношения не могут с адекватной полнотой отобразить рациональные критерии конфликта, поскольку дело имеем с глубоко иррациональным событием, выходящим за пределы здравого смысла и самого пространства существования. В силу вступают топологические модели «конфликта пространств», где язык и приемы топологии принципиально меняют восприятие «картины мира» и всего миропорядка. Топологическая рефлексия в строгих схемах мышления пока проникла и дает результаты в синергетике и квантовой механике, как-бы обозначая горизонт понимания дальнейшей эволюции ГПС. Началу этого этюда предшествовало описательное (дескриптивное) представление о факторе сжатия жизненных пространств от влияния ГПС. В топологии существуют такие понятия, как ужатие конечных покрытий, измельчающиеся системы открытых покрытий и дробление покрытий. Оказывается, что эти весьма абстрактные формализ-мы позволяют придать процессам трансгрессии ГПС содержательную интепретацию и установить чувствительные к катастрофным бифуркациям области.

     

     

    Категория: Мои статьи | Добавил: Niker (11.04.2017)
    Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Copyright MyCorp © 2017