Системные технологии
Воскресенье, 19.11.2017, 17:22
Меню сайта

Категории раздела
Мои статьи [12]

Поиск

Вход на сайт

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Мои статьи

    Романов Н. Глобализация и утилизация политики

                                               

    Политика в переводе с греческого – politike  - означает искус-

    ство управления государством, ядром которого является взя-

    тие, удержание и использование государственной власти. Как

    сфера общественной жизни политика включает также полити-

    ческие идеи и соответствующие им организации (партии). Та-

    кой канон понимания политики просуществовал с античных

    времен и до наших дней. Однако парадигма глобализма, глав-

    ной конструирующей силой которой являются транснациональ-

    ные корпорации (ТНК) мира, саму необходимость существова-

    ния национальных государств с их политикой поставила под

    вопрос. Для ТНК глобальная цель заключается в управлении

    миром и посредники в этом стремлении им совершенно не нуж-

    ны. Старшее поколение еще помнит программный лозунг КПСС

    о постепенном отмирании функций государства на завершающей

    стадии построения коммунизма. То ли лозунг оказался прежде-

    временным, то ли пафос оказался ложным и апологеты марксиз-

    ма – ленинизма не ожидали краха СССР, только идея «отмира-

    ния» государства не воплотилась в жизнь, как и «полная и окон-

    чательная победа коммунизма». И вот уже в настоящее время

    «призрак коммунизма, бродивший над Европой», видоизменился

    и теперь «призрак глобализма бродит над всем миром»! Похоже,

    что его демонический настрой – упразднить  институт государства –

    унаследован от утопического предшественника. Только инстру-

    ментарий демонтажа аппарата государственности на сей раз ме-

    нее идеологичен (по крайней мере, отсутствует какая -либо от-

    крытая манифестация столь радикальных намерений), но зато

    значительно технологичнее (именно технологии, которые менее

    доступны государству, становятся орудием деконструкции госу-

    дарственного влияния на сферы монополии ТНК: одной из них

    является информационная, в значительно большей степени при-

    надлежащая компаниям ТНК и, тем самым, способным регулиру-

    вать потоки глобальной коммуникации). Здесь слово «деконструк-

    ция» заключает в себе постмодернистский контекст – это не ме-

    тод интерпретации или критики - это «сопротивление метафизич-

    ности текста, организуемое на его же поле и его же средствами».

    В тексте выделяются маргинальные, подавляемые мотивы, про-

    тиво-направленные по отношению к основному его направлению.

    Текст в этом случае оказывается не мирным гомогенным един-

    ством, а пространством «репрессии». Цель деконструкции – акти-

    визировать внутритекстовые «очаги сопротивления» диктату «ло-

    гоцентризма».А теперь заменим слово «текст» на слово «полити-

    ка», что не так уж далеко от реальности, в особенности, когда

    «ораторствующие» политики превращаются в «говорящие куклы»,

    примитивно повторяя текст «бегущей строки», и мы обнаружим

    суть замещения государственной политики механизмами  «ре –

    прессии» со стороны ТНК, стремящихся выделить внутриполити-

    ческие «очаги сопротивления» логоцентричным функциям госу-

    дарства, создавая таким образом противонапраленные интенции

    в деятельности власти, конфликтующей с национальными инте-

    ресами (оказывающимися маргинальными относительно интере-

    сов ТНК). Если традиционная (классическая)политика националь-

    ных государств сводилась к отстаиванию национальных интере-

    сов всеми возможными способами и средствами,включая и воен-

    ные, то с появлением в мировой практике международных отно-

    шений наднациональных структур и организаций сформирова-

    лись принципы неклассической политики, согласующихся с гло-

    бальными тенденциями развития цивилизации. Однако гармония

    глобализационной гомогенности и национально-государственной

    гетерогенности не состоялась (см. 3.3). Конфликтность ситуа-

    ции обнаружилась в том, что для ТНК, явившихся самостоятель-

    ными игроками на геополитической арене, для их успешной дея-

    тельности необходимы пространства «возможных миров», в кото-

    рых присутствие корпораций носит нелокальный характер,т.е.вне

    границ тех или иных государств (см. 3.2), в то время как для

    самих государств – национальный суверенитет является фунда-

    ментом субъектности в геополитике и закреплен локальными

    (внутригосударственными) устоями и традициями, самоидентич-

    ностью нации, которая не может находтся в состоянии «везде и

    нигде» (она всегда компактна, а потому и локальна). Итак: с од-

    ной стороны, конструируемые «возможные миры» интересов ТНК

    а, с другой стороны,«жизненные миры»(в гуссерлевском смысле)

    суверенных государств. О «возможных» и «жизненных мирах»

    можно говорить в разных контекстах, но, так или иначе, они тре-

    буют от своих создателей стратегий развития, позволяющих кон-

    курировать им в многомерном глобальном пространстве комму-

    никаций с сохранением своего экзистенциального статуса су-

    бъектности в универсуме всех миров. И вот здесь выпукло обоз-

    начается то, что принято называть стратегированием – способ-

    ность субъекта отношений генерировать механизмы                                                                                  оперирования стратегиями в практико – прагматических сферах                                                                                    

    их реализации.

    Замечена особенность глобализации в сфере геополитики: если

    многие правительства придерживаются  в своей политике опре-

    деленных ситуативных, а не долгосрочных, стратегий, то ТНК,

    манипулируя этими стратегиями и трансформируя их под соб-

    ственные интересы, осуществляют тем самым стратегирование,

    обеспечивая  для себя перехват инициативы и навязывание вы-

    годных своим компаниям условий ведения корпоративного бизне-

    са в различных странах мира. По существу же аналитические

    центры при ТНК заняты технологиями конструирования «возмож-

    ных миров» - когнитивных, дигитальных, виртуальных и прочих,

    которые по своему онтологичны, многофункциональны и даже

    универсальны с точки зрения охвата своим влиянием планетар-

    ного пространства и поэтому они способны поглощать «жизнен-

    ные миры» традиционных обществ, невзирая на их политическое

    и культурное противодействие трансгрессии ТНК. Здесь политика

    проигрывает технологиям, которые специфическим, конструкти-

    вистским образом «утилизируют» ее в качестве когнитивного«сы-

    рья», которое, строго говоря, не является научным знанием или

    его понятийным отражением. Это скорее нарративно-эмпиричес-

    кий конгломерат политических деклараций, сценариев и отноше-

    ний, имеющих демонстративное значение для публичной полити-

    ки. Ведут ли правительства самостоятельную экономическую и

    финансовую политику в таких условиях конвергенции с ТНК – нет

    конечно! Отныне политика включена в технологический мировой

    универсум, названный Хайдеггером - «Постав», в качестве одной

    из технологий присвоения власти, лишаясь своего изначального

    смысла «быть искусством управления государством».Теперь мир

    охвачен нечто большим, чем «политикой власти» -теперь мир ох-

    вачен «властью Постава над бытием», где политика подчинена

    глобальной униформности, тиражирующей уже технологические

    ценности и смыслы, а не популистские навязчивые идеологемы

    политических профанов. Да и сами нынешние политики «быстро

    осознали преимущества эгоизма перед коллективизмом, а также

    то, что чувство «быть» означает теперь «иметь». Близок закат и

    демократии, поскольку ее трансформация происходит в сторону

    размывания смыслового содержания народовластия. Возникает

    мировая власть и в условиях системного кризиса управления

    развиваются вполне легальные политические технологии, извра-

    щающие и подрывающие основные принципы демократии, напо-

    добие института народного волеизъявления и публичности поли-

    тики, превращая их, по сути, в фикцию. Власть постмодерновой

    демократии – это власть новых собственников и новой собствен-

    ности. Такие собственники имеют доли в различных фирмах и

    компаниях. Следовательно, образовалась сложная многомерная

    и многоступенчатая сеть отношений собственности и управления

    предприятими. В этой ситуации власть окончательно подчиняет свои цели конъюнктурным интересам финансово-промышленной

    олигархии. Уже достаточно ясно просматривается сетевой контур

    транснационального олигархического корпоративизма: демокра-

    тия как власть людей уступает место постдемократии – власти

    денег. Агонизирующий под давлением глобализации политикум,

    допустивший возникновение критических для существования ци-

    вилизации планетарных угроз, объективно изжил себя как сущее

    «воли к власти» и его историческая утилизация является  непре-

    менным условием, без которого дальнейшая поступь человече-

    ства к новому миропорядку невозможна – condition sine qua non.

    Категория: Мои статьи | Добавил: Niker (12.04.2017)
    Просмотров: 11 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Copyright MyCorp © 2017