Системные технологии
Воскресенье, 19.11.2017, 17:21
Меню сайта

Поиск

Вход на сайт

Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » 2017 » Апрель » 9 » Романов Н. Кризис мышления: истоки и следствия (окончание)
    12:41
    Романов Н. Кризис мышления: истоки и следствия (окончание)

    Итак, Запад инициировал парадигму глобализации и тем самым возвеличил разум, который не способен решать глобальные проблемы, порождаемые этой же парадигмой. Именно здесь следует усматривать величайшее заблуждение современного мышления,исповедующее «разум, уклоняющийся от борьбы за прояснение предельных и подлинно рациональных данностей и от выдвижения предельных и подлинно рациональных целей» [3,145]. Такой разум Гуссерль назвал «ленивым» и «граничащим с превозносимым и наглым иррационализмом». В философском мышлении утвердилось мнение, что глобализация с ее технократическим содержанием явилась окончательным завершением европейской метафизики. Постмодернистская туманность, окутавшая планетарное мышление, явилась характерной чертой обратной стороны рационализма (позитивизма, логического позитивизма, структурализма, технократизма), проявившейся в пестрых разновидностях иррационализма (ультрарадикализма, фундаментализма, антиглобализма и т.д.). Сложились условия для появления, если так можно выразиться, «перевернутого мышления», отразившего в себе некоторые метаморфозы распространенных в мире идеологий. Почему именно «перевернутое мышление»? Да потому, что большевики - коммунисты, опиравшиеся на марксистско - ленинский материализм, умудрились из него выпестовать полную противоположность - «политический идеализм» в виде бесконечной череды призывов, лозунгов, резолюций, постановлений и решений (разумеется КПСС!), делая при этом из человека «винтик» в громадном государственном механизме тоталитаризма. На Западе же, как реакция на такого рода идеологию, возникает модель «социальной демократии»: идеализм, сформировавший субъекта с чисто потребительскими запросами, этакий «духовный материализм»! Так вот, и «политический идеализм», и «духовный материализм» - это сущностно иррациональные формы идеологизации сознания людей, продуцирующие, с одной стороны, утилитарный схематизм мышления -направленность к упрощенной (линейной) логике принятия решений («решения партии и правительства - в жизнь!» и все тут,без раздумий, или же «деньги решают все проблемы!»),а,с другой стороны, формализм мышления в избыточной мере («коммунистические идеологизмы» и «ценности демократии» в равной степени догматизируют живую мысль, приписывая ей всего лишь символ образа жизни). Естественно, что конкуренция такого рода ментальных «перевертышей» не могла быть длительной и плодотворной, поэтому она завершилась тем, чем и должна была завершиться: военной конфронтацией. В противостоянии Запада и России активно задействованы технократические, информационные и во-енно-политические ресурсы лишь в их иррациональных срезах с заметным дефицитом рационально -интеллектуальной составляющей. В этом сказывается приверженность обеих сторон к утверждению собственных мировоззрений, подводящих фундамент под новую расстановку сил на мировой арене: «Никакая метафизика, будь она идеалистическая, будь она материалистическая, будь она христианская, не способна по своей сути, а не только в уже предпринятых ею попытках напряженного саморазвертывания, встать вровень с событиями, т.е.: увидеть, осмысленно и продуманно охватить то, что в полновесном смысле «бытия» теперь «есть» [4,287]. И вот вопреки здравому смыслу разума, отбрасывая логические доводы философской мысли, вожди аргументы интеллекта грубо подменяют выпадами угроз и шантажа. Конечно, идейно «камень преткновения» заключается в изгнании коммунизма из цивилизационных оснований как идеологии. Но здесь Запад может столкнуться с его могучим бастионом, укрепленным особым пониманием его миссии для мира, - в «отдельно взятой стране» - в Китае, который отнюдь не собирается делать ревизию своей мировоззренческой доктрины в угоду европейской и американской демократии. Проблема нынешней реакции на коммунизм заключается в фундаментальной недооценке его иррациональной сущности (то, от чего он сам себя настойчиво ограждает): «Можно занимать разные позиции перед лицом коммунистических учений и их обоснования; бытийно - исторически ясно, что в коммунизме дает о себе знать стихийный опыт чего-то такого, что принадлежит истории мира. Кто рассматривает «коммунизм» только как «партию» или «мировоззрение»,тот также не додумывает, как люди видящие за словом «американизм» только некий специфический жизненный стиль, да еще и принижающие его» [4,287].

    Если предположить, что «стихийный опыт чего-то такого, что принадлежит истории мира» есть опыт первых христианских общин, явивших миру исторический пример коллективной солидарности в отстаи-вании своих идеалов и убеждений, то становится понятным почему у коммунистов возникло столь нетерпимое отношение к религии как "опиуму для народа": избранные ими принципы «формирования нового человека» по существу заимствуют библейские заповеди Христа в его Нагорной проповеди. Пришлось, правда, придать им социально значимый смысл и идеологически формализовать их в виде Кодекса строителя коммунизма, а плагиат по сути остался. Но, как говорят, лучшая защита - это нападение. Поэтому атеизм и стал «воинственным» (по замыслу Ленина). Как относились вожди коммунизма к его»строителям», истории известно, но отнюдь не с библейской чуткостью, а, конечно же, с позиций «классовой борьбы» и «революционной целесообразности». Поэтому иррациональная сущность коммунизма в его латентной связи с корнями христианства, отрицаемая во имя «торжества самой идеи» коммунизма. Чего не учли его апологеты, так это своего «отношения к иррациональной метафизики, называющейся так потому, что она возгоняет рационализм до заострения и отнюдь не избавляется от самой себя, подобно тому, как всякий а-теизм вынужден больше заниматься богом, чем теизмом» [4,119]. Все это наблюдалось в практике "коммуниcтического строительства" - и вознесение рационализма в абсолют, и обожествление вождей (сакрализация их высказываний и решений). Таким образом, кризисное мышление сопровождало идеологические системы прошлого века на протяжении всей истории их становления и крушения и вошло в нынешнее столетие со всеми своими метастазами, которые обострили «болезнь разума», переведя ее из состояния «лени» (по Гуссерлю) в глубокую патологию безумия. Но возможно ли вообще преодолеть кризисное мышление и обрести креативную ментальность, отвечающую сложности проблем в ХХІ веке? Ведь человечество так глубоко погрузилось в пучины «сна разума», что его пробуждение потребует мощного мирового «набата» (потрясения!), не оставляющего времени на бесплодные ожидания массового прозрения обитателей планеты. Судя по всему, предвестники такого «набата» уже зазвучали повсеместно: и в социуме и в экологической среде и в душах встревоженных людей. За недооценкой влияния иррациональности на человеческие умы последовала тень антипода цивилизации - так называемая «культура смерти» [5]. Есть парадоксальный шанс того, что именно феномен такого «культур - шока» способен заставить мыслить человека на опережение метафизических угроз не только инициируя пассионарность, но и входя в состояние преадаптации в ключевых точках сингулярности (критичности) исторических изломов: «конец истории», выход «осевого времени» в совершенно иную темпоральную область футур-истории и нечто другое на границе бытия и небытия (ничто) с неопределенностью исхода ее пересечения. Опережающее драматические события мышление должно в себе содержать весь спектр ин-теллектуальных возможностей оперирования возникающими на повестке дня проблемами, научными открытиями, новейшими технологиями, структурными и функциональными изменениями в психике человека, стремительно развивающимися формами его коммуникации с окружающим миром, но в то же время проявлять рефлексивную бдительность к явным и латентным проявлениям иррационализма в глубине и на поверхности ментальной сферы духовных и креативных запросов человечества. В сущности проблема нуждается в формулировании актуального перечня интеллектуальных задач опережающего мышления для их неотложного решения. И те, кто успешно справятся с столь судьбоносным для человечества заданием,вправе будут заявить:

                                            «Я ПРИНЕСУ ТЕБЕ ОГОНЬ»

                                                                       Эврипид. Андромаха. Строка 257.

     

     

    Список литературы

    1.Неклесса А.И. Трансмутация истории // Вопросы философии. 2001.

    №1. С.58 - 71.

    2.Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетарный феномен человека:

    Проблемы комплексного изучения.- Новосибирск: Наука,1991.-304 с.

    3.Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная фено -

    менология. Введение в феноменологическую философию (главы из

    книги) // Вопросы философии. 1992. №7. С.136 - 176.

    4.Хайдеггер М. Время картины мира / Время и бытие: Статьи и выступ-

    ления. - Наука, 2007. - 621 с.

    5.Неклесса А.И. Сердце тьмы: травматическая инклюзия // Актуаль-

    ные проблемы экономики и права. 2015. №2. С.280 - 295.

     

                 

    Просмотров: 12 | Добавил: Niker | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Copyright MyCorp © 2017