Системные технологии
Воскресенье, 19.11.2017, 17:20
Меню сайта

Поиск

Вход на сайт

Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » 2017 » Апрель » 9 » Романов Н. Кризис мышления: истоки и следствия
    11:52
    Романов Н. Кризис мышления: истоки и следствия
     

     

      

    Общеизвестен факт, что среди всего живого на земле историей обладает лишь человечество, которая по сути является отображением и воплощением его ментального мира: "Разнообразные формы земного бытия, обустройство человеческого общежития,в сущности,не что иное, как зримое воплощение менталитета, - проросшие зерна этой странной субстанции, которая по выражению одного известного историка,есть нечто общее между Цезарем и самым последним солдатом его легионов,святым Людовиком и крестьянином, который пахал его землю, Христофором Колумбом и матросами на его каравеллах" [1,58].

    Можем предположить, что менталитет в форме осуществляемого мышления выполняет роль характерного исторического идентификатора принадлежности любого человека к эпохе, в которой он живет (жил). В этом смысле мышление следует анализировать непосредственно в контексте исторического времени: все мы, обыватели и власть имущие, думаем в «силу обстоятельств и событий», присходящих в мире, а значит, - и с нами. И вот здесь то «нас всех подстерегает случай»:случай,исходящий из иррациональной сущности человека, предуготовленной ему самой природой (контрлатеральность механизмов левого и правого полушарий мозга)и социальной средой, вынуждающей действовать нас (и очень часто!) вопреки индивидуальным желаниям и даже возможностям, оправдывая все и вся общественной и правовой рациональностью. Свобода воли и свободомыслие, оказываясь в состоянии противоборства, делают людей прирожденными «экзистенциалистами», впитавших в себя дух имманентной иррациональности. И пусть здесь не все так однозначно (все же многие убеждены в том, что они рационалисты и прагматики), недооценка фактора иррациональности в мышлении человека оказалась фатальной для современной цивилизации: сколько бы мы не «рационализировали» наши интенции, идеалы и сам образ жизни, все равно то тут, то там, словно «черт из табакерки» ( из самого мышления!), выскакивают «тени сумеречных времен» - архаика образов (архетипы), абсурдность идей и поступков, алогичность решений,вхождение в трансцендентные состояния сознания, эзотерические системы знаний и т.д. Но, что самое главное, так это то, что вся эта «иррациональная ментальность» порождает соответствующий событийный генезис, который вписывается в общий исторический процесс на протяжении целых тысячелетий, вплоть до наших дней. Войны, революции, инквизиция, геноцид, терроризм,-насилие в самом общем смысле, никогда не исчезали из летописи бытия.

    Так в чем же истоки человеческой иррациональности? Возможно в безумии,испытанного в жутком страхе первобытным человеком от вида мощнейших молний и лесных пожаров, вызванных ими? Или в посто-янном ожидании нападения могучих хищников? Вообще в первобытной дикости человека, когда проблески протомышления непрерывно замещались звериным чутьем опасности? Как бы там ни было, эволюционная программа выживания Homo sapiens требовала не только мучительно длительных изменений поведения, но и резких бифуркационных скачков (например,возникновения полевой формы сознания [2]).С тех пор в человеческой природе на генетическом уровне закодировано внутривидовое противоборство биологического и психического,которое обнаруживается каждый раз в любом человеке, когда он вольно или невольно пытается перенести свое имманентно архетипическое на окружающую его среду. Организменный синкретизм психосоматических структур сознания оказался недостаточным для гармоничного (и разумного!) становления индивида как личности. Эволюционное слияние биологичес-кого и психического есть лишь естественно - природная предпосылка для возникновения «человека мыслящего» (homo cogitarum). Что же касается социального фактора, то он оказался морфологически неустойчивым (то прогрессирующим, то регрессирующим), существенным образом «трансмутирующим историю» человечества [1]. Люди, вырываясь из ментального плена иррационального, находя якобы рациональные пути развития, каждый раз трагическим образом через войны и революции убеждались в иллюзорности и недостижимости общественных идеалов. Вот и в эпоху «процветающего потребительства», которая окончательно разрушила мораль и духовность, человечество в туманном прозрении, исподволь, начинает распознавать ложность мифа глобализации, который,взвинтив принципы рационализма и прагматизма до абсурда, по существу ничего не способен противопоставить современным вызовам иррациональности в форме терроризма и развала устоявшегося миропорядка. Оказалось,что обуздать варварство в ХХI в. «всесильный разум» не только не способен, но и сам «варваризируется»,изощряясь в сетевых, информационных, психологических, когнитивных и кон-сциентальных войнах.Пока специалисты дискутируют о формах гибридности войны (понятно в каком контексте), образовался уродливый гибрид иррационального (подавить зло, взяв его измором) и рационального (запуская механизмы и технологии, переворачивающие представления о добре и зле). В таком виде мышление человека стало принципиально кризисным, концептуализируя безальтернативность и ущербность решений. Так что же лучше: быть в меру иррациональным и рациональным одновременно (знать бы только эту меру!), раз уж избавиться от иррациональности невозможно, или же радикально изменить свою природу, превратившись в исключительно рационального «киберга», знаменуя тем самым вхождение в постчеловеческую эру? Весь драматизм этой ситуации заключается в том, что решать данную дилемму предстоит тому же кризисному мышлению!

    Вопрос же должен быть поставлен следующим образом:"Подлинная единственно значимая борьба, характерная для нашего времени, - это борьба между уже распавшимся человечеством и человечеством, еще стоящим на твердой почве и борющимся за эту почву или за обретение новой почвы»[3]. Обретение этой «новой почвы» в данном случае и есть борьба за новое мышление,поскольку «невиданный переворот всего мышления был лишь неизбежным следствием этой борьбы»:«Это духовная борьба европейского человечества развертывается как борьба различных философий»[3]. Э.Гуссерль, выразивший этими словами кризисное состояние эпохи, в которой он жил, очевидно, не смог бы даже предположить, что «европейское человечество» так и не сможет преодолеть собственные стереотипы мышления как в социальной сфере, так и в духовной. Цивилизационная модель под названием «Европейский Союз» имеет свою родственную метафору "Соединенные штаты Европы", впитавшую в себя дух американизма (атлантизма): «Американизм есть нечто европейское. Это еще не понятая разновидность пока еще раскованного гигантизма, вырастающего пока еще не из всей сосредоточенной полноты метафизического существа Нового времени. Американская интерпретация американизма через прагматизм остается пока еще вне метафизической области»[4]. Очевидно, трижды повторяемое Хайдеггером «пока» должно имплицитно указывать на отставание европейского мышления от понимания метафизической сущности являющегося мирового глобализма («гигантизма») в образе «американизма» (Pax Americana). Восприятие в Европе «американизма» вне его иррационального (метафизического)контекста было в некотором смысле заблуждением относительно «полноты метафизического существа Нового времени», в лоне которого рождался американский прагматизм. Нововременной рационализм затмил собой «иррационализирующую оппозицию»: «Расколотость и смысловые метаморфозы мира были интеллектуальным результатом парадигмальности естественнонаучного метода, действительно неизбежного с начала нового времени, или другими слова-ми, естественнонаучной рациональности»[3,172].

    В том, что европейская мысль (впрочем, как и американская) отстает от роста масштабов сложности (следовательно, и угроз) современных проблем, убеждаемся на примере попыток решения противоре-речий глобализации (голод, демография, климат, нищета, ресурсы, безопасность и т.д.), из которых ни одно не нашло адекватной формы своего преодоления. И в том, что рухнула устоявшаяся система под-держания миропорядка, виновен не только «русский мир», но и «западный»,так как не смогли выработать интеллектуальный способ разрешения взаимных претензий. А ведь сколь пафосным в адрес цивилизаци-нных достижений было начало ХХІ века (не иначе, как вступление в постинформационную эру с всепобеждающим разумом ...)! Увы, "конец истории" замаячил в буквальном смысле... О России - вопрос особый: мир явно недооценил последствия крушения империи, занимавшей 1/6 суши всей планеты (постсоветский синдром равносилен повторным толчкам мощного землетрясения). Обольстившись победой в "холодной войне", Запад почему-то счел свою миссию в борьбе с тоталитаризмом вы-полненной (не потому ли, что диктатура «железного порядка» обрела не менее насаждаемую форму «диктатуры демократии»?). Что же касается Европы,то она проявила «узкоконтинентальное мышление»,не найдя достойной альтернативы выхода из кризисной ситуации: "Опасность, к которой все определеннее скатывается прежняя Европа,состоит, пожалуй, прежде всего в том, что ее мысль - некогда ее величие - отстает от сущностного хода наступающей мировой судьбы, которая сохраняет тем не менее в основных чертах своего сущностного истока европейский отпечаток» [4,287].  

                                                             ( Смотри окончание )                            

    Просмотров: 13 | Добавил: Niker | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Copyright MyCorp © 2017